Вдова Босова объяснила права на 77% «Сибантрацита» проданным Bentley

Катерина Босов, владеющая 43,3% промышленной группы «Аллтек», через суд рассчитывает увеличить свою долю до 77%. Ее покойный муж Дмитрий Босов смог сохранить контроль над группой за счет продажи ее личного Bentley, утверждает она

Фото: пресс-служба «Сибантрацит»

Вдова Дмитрия Босова Катерина решила увеличить свою долю до 77% в группе «Аллтек» (единственный акционер «Сибантрацита»). Это следует из направленного ею иска в Одинцовский городской суд Московской области («Аллтек» зарегистрирован в Одинцово) к четырем сыновьям бизнесмена от браков до нее и его матери Людмиле Босовой. У РБК есть копия иска, подачу жалобы РБК подтвердила сама Катерина через представителя. По ее словам, существует «жесткое формальное основание» для такого требования «в силу закона».

«На данный момент у нас нет информации, что иск был принят к производству. Он был только заявлен в предварительном заседании», — заявил РБК старший сын Босова Артем (от первого брака), который является одним из авторов иска к Катерине Босов и ответчиком по ее встречному иску. Это подтвердил еще один из сыновей бизнесмена, Кирилл Босов. Но они не стали комментировать требования Катерины по существу.

Как Босов объясняет свои права на компанию

Катерина Босов оформила на себя 43,285% в «Аллтеке» в августе 2020-го, через три месяца после того, как Дмитрий Босов покончил с собой. В начале октября наследники миллиардера обратились в суд с иском против вдовы — они пытаются оспорить выделение доли Катерины, поскольку, по их версии, создание бизнеса Босов начал до их брака. На сайте группы говорится, что она была основана в 1993 году, а на Катерине бизнесмен женился только в январе 2016 года.

Мать и четверо сыновей Босова подали иск к его вдове из-за наследства

Бизнес

www.adv.rbc.ru

В своем встречном иске Катерина Босов просит суд не удовлетворять это требование других наследников, поскольку их «заявление основано на неверном толковании норм права и фактических обстоятельств дела», говорится в жалобе.

До момента заключения брака с Катериной доля Босова в уставном капитале «Аллтека» составляла всего 66,5 тыс. руб. Однако в ноябре 2017 года Босов внес в уставный капитал компании 8,768 млн руб., а весь уставный капитал вырос с 78,639 тыс. руб. до 10,128 млн руб. Это позволило бизнесмену немного увеличить долю в группе — с 84,57 до 86,57%, следует из данных СПАРК. При этом участие в допэмиссии Босов проводил в основном — 6,862 млн из 8,768 млн руб. — за счет продажи автомобиля Катерины — Bentley Continental GT V8 S, который она приобрела до их брака. Это позволило Босову сохранить контроль в «Сибантраците», мировом лидере по добыче и экспорту антрацита и крупнейшем в России производителе металлургических углей, следует из иска.

К иску вдова бизнесмена приложила договор купли-продажи автомобиля от декабря 2014 года и агентский договор на его продажу от октября 2017 года. Таким образом, она считает, что 67,8% «Аллтека» (6,862 млн из 10,128 млн руб.) должны быть исключены из общего имущества супругов и переданы лично ей. К тому же она имеет право на получение еще половины от взноса Босова в уставный капитал компании (9,4 из 18,8%) как на совместно нажитое имущество. То есть ей полагается 77,2% «Аллтека», говорится в иске.

«До иска со стороны других наследников ко мне и к моей дочери (она выступает третьим лицом по иску сыновей и матери Босова. — РБК) мы данное требование [об увеличении доли в «Аллтеке» до 77%] не заявляли, но в сложившейся ситуации есть все основания, как мы полагаем, для рассмотрения данных фактов в судебном порядке», — отметила Катерина.

Действительно, в рамках дела по наследованию имеет значение именно номинальная доля в компании на момент увеличения уставного капитала, говорит адвокат Алексей Мельников. «Пусть сейчас эта доля может стоить миллиарды, но, как бы комично это ни звучало, тут важен именно взнос в уставный капитал», — отмечает он. Если вдова докажет, что Дмитрий Босов использовал для участия в допэмиссии деньги от продажи ее Bentley (это возможно установить по операциям на счетах), купленного до заключения брака, и суд с этим согласится, то она может претендовать на общую долю в более 77% «Аллтека», добавляет юрист.

«Аллтек» и «Сибантрацит» не торгуются на бирже. Руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов оценивает 100% «Сибантрацита» в 80 млрд руб. Таким образом, 77,2% компании могут стоит около 62 млрд руб.

Что останется другим наследникам Босова

В своем встречном иске Катерина Босов указывает, что после передачи ей 77,2% «Аллтека» оставшиеся 9,4% группы подлежит включению в наследственную массу «для равного распределения между наследниками», указано в жалобе. С учетом того что наследников всего восемь человек с учетом вдовы (у Босова от первых двух браков было четверо сыновей, от брака с Катериной — дочь и есть двое родителей), каждый из них мог бы претендовать на 1,175%, если требования Катерины будут удовлетворены.

Вскоре после подачи иска наследников Босова к его вдове стало известно, что она решила перевести свою долю в «Аллтеке» в закрытый ПИФ «Видар инвест». «Закрытый паевой инвестиционный фонд — наилучший способ управления и защиты своих прав собственности на активы для меня как налогового резидента РФ. При передаче в ЗПИФ собственником остается пайщик. Единственным пайщиком ЗПИФ являюсь я», — говорила тогда РБК Катерина.

Суд запретил Катерине Босов сделки с долей в бизнесе умершего мужа

Бизнес

Однако Одинцовский городской суд запретил ей совершать какие-либо действия с долями в «Аллтеке», в том числе перевод ее в ЗПИФ, удовлетворив ходатайство сыновей и матери Босова. 29 октября Катерина Босов покинула пост председателя совета директоров «Сибантрацита». «Такое решение совет директоров принял с целью максимально дистанцировать компанию и ее менеджмент от спора между акционерами ООО «Аллтек», — сообщала пресс-служба компании.

Источник