Суд не признал продажу Bentley аргументом в споре наследников Босова

Суд не признал долю Дмитрия Босова в группе «Аллтек» имуществом, совместно нажитым в браке, поддержав в споре с его вдовой других наследников. Деньги от продажи Bentley Катерины Босов не пошли на оплату допэмиссии, заключила судья

Катерина Босов

(Фото: пресс-служба УК «Сибантрацит»)

Мать и сыновья бизнесмена Дмитрия Босова от первых двух браков в конце ноября выиграли суд против его вдовы Катерины по иску о правах на половину доли бизнесмена (43,285 из 86,57%) в группе «Аллтек», контролирующей угольную компанию «Сибантрацит». Права на нее Катерина оформила на себя 10 августа, через три месяца после смерти Босова, покончившего с собой в мае этого года. Одинцовский городской суд Московской области также отклонил встречный иск Катерины об увеличении ее доли в компании с 43,285 до 77,2%, базировавшийся на том, что Босов участвовал в допэмиссии «Аллтека» в 2017 году на средства от продажи автомобиля Bentley, принадлежавшего его супруге.

Согласно мотивировочной части решения суда, которая была подготовлена только на прошлой неделе (у РБК есть копия, ее содержание РБК подтвердил источник, близкий к «Аллтеку»), суд отказался признать 86,57% группы имуществом, совместно нажитым супругами Дмитрием и Катериной Босовыми, а также пришел к выводу, что для оплаты увеличения уставного капитала компании бизнесмену не потребовались деньги от продажи ее Bentley.

Наследники Босова выиграли у его вдовы суд о правах на половину бизнеса

Бизнес

Катерина Босов заявила РБК, что тоже получила это решение суда только на прошлой неделе и планирует обжаловать его в понедельник, 14 декабря. Комментировать решение по существу она отказалась.

www.adv.rbc.ru

Почему суд занял сторону сыновей

Босов внес в капитал «Аллтека» 8,7 млн руб. 17 ноября 2017 года, а Катерина перечислила на его счет в Росбанке средства от продажи Bentley только через две недели — 30 ноября, говорится в мотивировочной части судебного решения со ссылкой на справку, предоставленную «Аллтеком», и выписки со счета Босова в Росбанке. «Таким образом, личные денежные средства ответчика (Катерины Босов. — РБК) в увеличении номинальной стоимости доли Босова Д.Б. в уставном капитале общества [«Аллтек»] не использовались», — заключила судья Елена Саркисова.

Вдова Босова объяснила права на 77% «Сибантрацита» проданным Bentley

Бизнес

Во встречном иске Катерина Босов настаивала на том, что по итогам допэмиссии «Аллтека» стоимость доли Босова выросла более чем в 130 раз — с 66,5 тыс. до 8,768 млн руб. Но и этот довод Саркисова отклонила как «не имеющий правового значения» в рассматриваемом споре. В результате увеличения уставного капитала группы доля Босова в процентах не изменилась (осталась на уровне 86,57%) и, несмотря на резкое увеличение номинальной стоимости, ее действительная стоимость (соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника) выросла «незначительно», указала она. Так, согласно бухгалтерскому отчету «Аллтека», с 30 сентября по 31 декабря 2017 года действительная стоимость доли Босова выросла на 56,27 млн руб. Согласно ст. 23 закона об обществах с ограниченной ответственностью, действительная стоимость доли или части доли в уставном капитале общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером его уставного капитала. Таким образом, в результате произведенного взноса в уставный капитал нового имущества не возникло, решила судья.

Суд также отказался считать долю Босова в «Аллтеке» совместно нажитым имуществом супругов, потому что он был женат на Катерине только с января 2016 года, а участником «Аллтека» стал в 2002 году. К тому же в 2015–2016 годах его пакет в группе увеличился с 66,5 до 86,57% в результате уменьшения уставного капитала, когда из него вышли два участника — их доли были погашены. В решении их имена не указаны, но источник, близкий к «Аллтеку», уточняет, что речь идет об однокурснике Босова, члене совета директоров «Сибантрацита» Владимире Микулике и Дмитрии Смирнове. «Номинальная стоимость доли [Босова] осталась прежней, таким образом, доля наследодателя в обществе увеличилась без внесения вклада или возмездной сделки, общие средства супругов или личные средства одного из супругов использованы не были, следовательно, оснований для выделения супружеской доли не имеется», — решила судья. Катерина оформила на себя 43,285% «Аллтека» в августе как раз путем выделения супружеской доли, это и оспорили мать и сыновья Босова. Теперь эта доля (если решение не пересмотрят в апелляционной инстанции) должна быть передана в общую наследственную массу, которая распределяется между всеми наследниками.

Сколько стоит «Аллтек»

«Аллтек», контролирующий «Сибантрацит», и сама угольная компания не торгуются на бирже. «Сибантрацит» — мировой лидер по добыче и экспорту антрацита и крупнейший в России производитель металлургических углей. В 2019 году компания добыла 23,7 млн т угля и антрацита. Ее выручка составила 125,5 млрд руб., а инвестпрограмма — 10,8 млрд руб. Руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов ранее оценивал 100% «Сибантрацита» в 80 млрд руб. Таким образом, 77,2% компании, на которые претендовала Катерина Босов, могут стоить около 62 млрд руб.

Каковы шансы вдовы оспорить решение

Решение Одинцовского суда довольно ожидаемое и логичное с точки зрения профессионального сообщества, говорит Алексей Станкевич, управляющий директор группы «Феникс», занимающейся защитой активов и планированием преемственности. По его словам, это решение можно признать тактической победой группы наследников, так как оно способно увеличить предположительную долю каждого из них в «Аллтеке» в два раза, с 5,4 до 10,8%, а их совместный пакет — соответственно с 27 до 54% (по сравнению с ситуацией после 10 августа, когда вдова Босова оформила на себя 43% группы). «Как повлияет на управление и стоимость «Аллтека» переход такой значимой доли в руки наследников, которые ранее не были плотно вовлечены в управление столь непростым активом, судить сложно. Возможно, доли будут переданы в доверительное управление», — предполагает Станкевич.

Супруг может претендовать на признание имущества совместно нажитым, в случае если за счет совместных средств в период брака произошло значительное увеличение стоимости имущества, отмечает Станкевич. Но суд опроверг и эти основания, так как действительная стоимость доли Босова, рассчитанная на основе стоимости чистых активов, в результате допэмиссии в ноябре 2017 года выросла только на 15,5%, пояснил он.

Суд неверно применил расчет действительной стоимости доли Босова в «Аллтеке», возражает адвокат Московской городской коллегии адвокатов Алексей Мельников. «Это понятие вообще применено не к месту, так как ст. 23 закона об обществах с ограниченной ответственностью «Приобретение обществом доли или части доли в уставном капитале общества», на которую ссылается судья, называет совершенно другие случаи, когда оно используется, например при выходе участника из общества», — подчеркивает он. По мнению Мельникова, если в браке при отсутствии брачного договора было оплачено увеличение уставного капитала, это дает право признать имущество совместно нажитым.

Суд пришел к формальному выводу о том, что доля Босова в группе не изменилась. Но очевидно, что если бы он не сделал взнос в уставный капитал, то его доля сильно сократилась бы, пояснил адвокат. «Это явно тот случай, когда оплата сохранения статус-кво равносильна приобретению», — заключает он.

Станкевич признает, что решение Одинцовского суда вряд ли ставит точку в споре наследников и выводы делать рано. «У Катерины есть ресурсы, понимание бизнеса, доступ к информации. Такие споры длятся порой годами», — говорит он. Один из способов оспорить решение суда и доказать свое право на половину доли Босова — потребовать оценки рыночной стоимости «Аллтека», которая может значительно отличаться от стоимости чистых активов, полагает эксперт. Но убедить суд оценивать прирост стоимости по рынку — непростая задача, ведь расчет по стоимости чистых активов является стандартной практикой, применяемой судами, оговаривается он.

Вдова Босова решила защитить долю в его угольном бизнесе через ЗПИФ

Бизнес

Доказать использование средств от продажи личного автомобиля для оплаты взноса в уставный капитал «Аллтека», по словам Станкевича, будет довольно сложно — с учетом того, что они были зачислены на счет Босова через две недели после допэмиссии. С этим согласен и Мельников: последовательность поступления денег, по его словам, не в пользу Катерины. Теперь доказать взаимосвязь поступления и списания средств будет возможно, например, в случае предоставления документов о ранее сделанном займе либо авансе, который получил Босов, предполагает юрист.

Важным аргументом вдовы в споре с другими наследниками Мельников считает увеличение стоимости «Аллтека» и «Сибантрацита» во время брака при ее активном участии в управлении. Она присоединилась к команде «Сибантрацита» в 2017 году в должности генерального директора «СА Логистик», а после стала коммерческим директором компании. На этой должности она отвечала за продажи и логистику группы, в 2018 году вошла в совет директоров «Сибантрацита». Для того чтобы выполнить требования ст. 37 Семейного кодекса (согласно этой статье, имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью), необходимо доказать, что именно ее трудовое участие привело к увеличению стоимости компании и, следовательно, доли Босова, резюмировал адвокат.

Источник Полезная ссылка