Страшные подробности убийства семьи с ребенком: организатор преподавал православие

3 декабря около 3 часов ночи Андрея Рюмшина разбудил телефонный звонок. Звонили из СНТ «Зеленый огонек», куда семья каждое лето ездит на дачу. «Дом горит»,  — сказали на другом конце провода. Андрей Леонидович тут же собрался в дорогу. С ним вызвались ехать жена и дочь. Девочку отговаривали – впереди был учебный день, но школьница настояла. Семья погрузилась в «Киа Спортаж» и помчалась на запад Подмосковья. 

В первые часы четверга Рюмшин исправно выходил на связь – рассказывал о том, что произошло, старшей дочери Ольге. Дом выгорел изнутри практически полностью, остались лишь стены. О причинах случившегося Андрей Леонидович ничего не сказал. То ли сам не знал, то ли не хотел  делиться подозрениями по телефону. Все это время семья была на виду – общалась с пожарными, потом с кем-то из правления, оформляли нужные бумаги. По расчетам ближе к вечеру  Рюмшины должны были вернуться в Москву.

Но примерно с 15 часов Андрей, его супруга и дочь перестали выходить на связь. Их мобильники тоже не отвечали.

Ольга места себе не находила. Основания тревожиться у нее были. Ведь последний год дачной жизни у Рюмшиных прошел под знаком холодной войны с соседом Андреем Логутенковым. Отец Логутенкова, кстати, остался в поселке и на зиму. Плохое здоровье и угроза заразиться коронавирусом не позволяли ему вернуться в Москву.

Наконец, Ольга не выдержала и позвонила в полицию. К тому времени, увы, самых близких ей людей уже не было в живых.

Еще не стемнело, когда в службу «112» поступил сигнал из соседнего СНТ «Малахит-2». В конце улицы кто-то из местных жителей обнаружил свежее пепелище. Сожженный сарай, а рядом – сгоревший остов иномарки. Той самой, «Киа Спортаж». Огонь не скрыл и следов от пуль на кузове: было очевидно, что машину обстреляли.

На место сразу же выехала оперативно-следственная группа. Среди обломков сарая эксперты нашли останки трех человек. Андрея и Екатерины Рюмшиных и их дочери.

Картину преступления удалось восстановить быстро. Два дачных поселка связывает общая лесная дорога, которая затем разветвляется. То есть, возвращаясь в Москву, Андрей Леонидович должен был проехать через этот перекресток. Там его и ждала засада. Никакого разговора или ссоры между убийцей и жертвами не было: преступник сразу же открыл огонь. Стреляли из карабина «Сайга» и, предположительно, боевого пистолета. И водитель, и пассажирки «Киа» были убиты на месте.

Первым делом оперативники и следователи выяснили, кто из жителей поселка остался там до весны. Посторонние в эту глушь в декабре точно не поедут. Значит, убийц стоит искать среди зимовщиков. Выяснилось, что помимо старика Логутенкова в поселке проживает друг его сына Илья Боярышев. К нему и наведались. Рассказывает руководитель Волоколамского следственного отдела ГСУ СКР по Московской области Владимир Зинченко:

— Сразу обратило на себя внимание его спокойствие. Хотя по логике, если ты не виноват, и к тебе вдруг приходят сразу несколько сотрудников правоохранительных органов, ты должен как минимум удивиться. В общем, он довольно быстро стал рассказывать о том, что произошло.

Через несколько часов задержали и друзей Боярышева. Николай Кочин уехал домой, где и его нашли. А Андрей Логутенков направился под Можайск, в учебное заведение, где он преподавал… основы православия на волонтерских началах. Звучит как анекдот из черного юмора: хладнокровный убийца сеял разумное, доброе, вечное..

Что же произошло в тот день?

***

«Черная кошка» между семьей Рюмшиных и их соседом пробежала в мае 2020 года. До этого москвичи жили не то, чтобы дружно – по крайней мере, без скандалов. Возможно, Андрея Леонидовича, да и других дачников, немного удивляла некоторая экзальтированность Логутенкова. Но тому было свое объяснение. Несколько лет назад Андрей Сергеевич попал в серьезное ДТП на скутере, получил черепно-мозговую травму. И после этого стал искать себя. Сначала заинтересовался восточными религиями, даже принял мусульманство. Жители поселка несколько раз видели его на улице с кинжалом наперевес и тревожно перешептывались за спиной.  Потом разочаровался в идеях Корана, вернулся к истокам и увлекся православием. Тогда-то он и  стал преподавать детям. 

Кстати, у Логутенкова тоже две дочери. Старшая – ровесница младшей дочери Рюмшина. Разумеется, девочки общались. Сблизили их…. лошади. Дочка Логутенкова страдала заболеванием спины, и отец, чтобы вылечить ее без участия докторов, решил привлечь школьницу к верховой езде. Он купил лошадь с жеребенком, причем беременную. Вскоре домашних любимцев стало уже трое. Такой вот маленький табун. И если детям он доставлял радость, то взрослым  — хлопоты и неприятности.

От дачи Рюмшиных до дачи Логутенковых – два шага. Для неприятного запаха – вообще не расстояние. И вместо ароматов подмосковного леса над участком стал витать навозный смрад. Андрей Леонидович очень рассердился. И стал писать на соседа жалобы.

Поддерживали ли его другие жители? Объективного подтверждения этому нет. Наоборот, некоторые соседи говорят, что запах был, в принципе, терпимым. Но Рюмшин, рабочий человек, инженер-наладчик мясокомбината, проявил упорство. Специфические амбре, видимо, ему и на работе надоели. Жалобы поступали  и в ветеринарные службы, и в природоохранную структуру. Отношения двух Андреев испортились вконец. Логутенков был вынужден избавиться от лошадей. Правда, когда летний сезон закончился, и большинство жителей уехали в Москву, ярый христианин вернул коней в стойло. Наверное, надеялся, что до весны их уж точно никто не тронет.

***

А буквально на днях к Логутенковым пришли с очередной инспекцией. Отец психанул – поднялось давление. И, видимо, тогда Андрей решил разобраться с соседями раз и навсегда.

Рассказывает Владимир Зинченко:

—  Возможны две версии. Либо изначально у Логутенкова был план именно спалить дом Рюмшина, а когда тот приехать, выяснить с ним отношения. Либо все было сделано спонтанно, в состоянии алкогольного опьянения.

В подручные Логутенков взял двоих друзей – уже упомянутого Боярышева и Николая Кочина. Вечером в среду мужики крепко сообразили «на троих», заранее поздравили Андрея с днем рождения (4 декабря ему исполнилось 40 лет) и пошли к даче Рюмшина. Бензин принес Илья. Алкоголь начисто отключил у них инстинкт самосохранения. Впрочем, в пустом поселке едва ли кто-то мог бы их заметить.

План сработал – как и ожидалось, Рюмшины приехали, узнав о пожаре. А вот дальше… Судя по собранным уликам, убийцы даже не собирались решить конфликт с Андреем Леонидовичем полюбовно. Да и невозможно было это после поджога. Логутенков взял у отца карабин «Сайга», вручил Боярышеву пистолет, дождался пока семья поедет обратно, и хладнокровно расстрелял всех троих.

Рассказывает Владимир Зинченко:

— Сам Логутенков говорит, что не знал, что в машине находится несовершеннолетняя девушка. Он стрелял по стеклам, а потом, когда полез в салон, увидел, что убиты три человека. Но мы ставим это утверждение под сомнение: салон хорошо просматривался.

Учинив расправу, друзья перегнали «Киа» в соседний дачный поселок. Присмотрели пустой сарай. И развели погребальный костер. Возможно, вместе с телами и машиной сгорел второй «ствол».

Лидер в  этой тройке, конечно же, Логутенков. Боярышев – ведомый, безвольный тип. С женой развелся, квартиру сдавал, сам ютился в какой-то лачуге вместе с новой пассией и двумя ее детьми от первого брака (сейчас подруга ждет ребенка от Ильи). Кочин – темная лошадка, возможно, вообще оказался в этой компании случайно. Хотя как можно случайно решиться на убийство трех ни в чем не повинных людей?

Всем троим предъявлено обвинение по статье 105 часть 2 пункт «а». Самый вероятный приговор – пожизненное заключение.

Источник