Регионы задыхаются от ужасов пандемии: массовое выгорание и уход врачей

Фото: Геннадий Черкасов

К маме коллеги вызвали врача, у той подтверждённый коронавирус, высокая температура, должны забрать в стационар.

Приехала терапевт, совсем молоденькая. Вошла без маски и перчаток. 

— Вы, наверное, уже переболели и поэтому не боитесь, ходите без защиты, — удивилась коллега, тоже болеющая, такой беспечности.

— Нет, я просто очень устала. Мне вообще уже все равно, заболею я или нет.

ИГРА НА ВЫЛЕТ

В Саратовской области на днях одновременно уволились 383 медика — 203 врача и 180 человек из числа среднего медперсонала.

Система здравоохранения Пензенской области теряет кадры из-за больничных и увольнений. По словам врио главы регионального минздрава Александра Никишина, в связи с ситуацией по коронавирусу написали заявления по собственному 450 специалистов.

Медики Екатеринбурга тоже рассказали о массовом уходе своих коллег. Еще во время первой волны только из одной больницы уволились примерно 80 сотрудников.

— Очень много медсестер и санитарок, — поведали оставшиеся. — Из терапевтического отделения ушли все, кроме одного врача. И терапевты, и заведующая отделением.

Вчера в Омске работники скорой привезли тяжелую пациентку с поражением легких прямо к зданию местного Минздрава — это была их форма протеста.Более 12 часов им пришлось колесить по городу без еды и отдыха, так как несчастную женщину отказались принимать во всех больницах. 

В Омске «cкорые» привезли больных к зданию Минздрава из-за нехватки мест

Смотрите видео по теме

Всю весну от медиков требовали быть героями, увы, ничего не давая взамен.Даже президентские выплаты выбивали коллективными флешмобами, плясками и танцами, выложенными в интернет. 

За почти семь месяцев с начала пандемии энтузиазма у многих медработников поубавилось.

Поспешные награды за борьбу с COVID-19 в итоге вручили главным врачам больниц, а те, без лиц, рядовая пехота пандемии, кто каждый день шагал в «красную зону», не получили ничего. О справедливости не думаешь в пылу сражений, но рано или поздно люди задаются вопросом: почему все так несправедливо? И нужно ли им это вообще?

Один из постов в закрытой группе врачей начинается горькой цитатой Бориса Акунина: «В сущности, героизм — весьма прискорбное явление.Необходимость в героях и подвигах возникает лишь в критической ситуации,а в девяносто девяти случаях из ста таковые происходят вследствие человеческой глупости или недобросовестности».

Несколько дней назад я разговаривала с одним врачом. Он ушёл с работы,которой отдал около сорока лет. Пока в отпуск. Уехал на дачу, где не успел побывать этим летом из-за загруженности в ковидном госпитале, собирает опавшую листву, гуляет с собакой.

Речь зашла о недавнем скандале в Ростове-на-Дону, где из-за недостатка кислорода на ИВЛ задохнулись сразу тринадцать человек. Проблемы со снабжением О2 были давно, и они были хроническими.

«Почему же врачи не сигнализировали наверх? Возможно, трагедию удалось бы предотвратить?» — наивно спросила я у него.

«Потому что бесполезно, ничего не изменить, а тех, кто пытается, начинают гнобить. Это только трепать себе нервы, руки опускаются», — ответил мне мудрый доктор.

УСТАЛОСТЬ ОДНИХ И БЕЗНАКАЗАННОСТЬ ДРУГИХ

Кстати, вчера все-таки ушла на пенсию министр здравохранения Ростовской области Татьяна Быковская, при которой погибли эти тринадцать пациентов.Очень вовремя, идет проверка обстоятельств случившегося. К расследованию подключилась Москва.

Интересно, а предыдущее уголовное дело, связанное с деятельностью Быковской, уже прекратили? Когда чиновники от медицины за большие деньги утилизировали использованные памперсы детдомовских сирот. Госпожа министр находилась под домашним арестом, но свой пост не оставила.

Началась эпидемия. Ситуация в ростовском здравоохранении перешла все границы. И закончилась массовой смертью людей.

Если бы министра сняли и реально привлекли бы к ответственности, то, возможно, ее преемник побоялся бы косячить, и вполне вероятно, этих тринадцать можно было спасти.

Это очень четкий и взаимосвязанный симптом времени. Как при коронавирусе потеря обоняния. Усталость одних и безнаказанность других.Хотя профессия вроде бы одна.

Зачем думать и переживать, если за халатность никто не отвечает? Кроме тех, кому не повезло умереть.

Фото: Геннадий Черкасов

А обычные врачи, которым не все равно, последние месяцы живут в аду эмоционального выгорания. Те, кто не способны стать равнодушными, вероятно, обречены — естественный отбор.

— Конечно, проблема эмоционального выгорания у врачей не связана только с коронавирусом, она была и есть во всем мире, с ней пытаются бороться, однако, у нас она усугубляется тем, что на медиков сейчас возложена огромная нагрузка при отсутствии необходимых ресурсов для полноценного оказания помощи пациентам, — считает Андрей Коновал, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие». 

Многие надеялись на доплаты — обманули.

Рассчитывали на то, что обеспечат средствами индивидуальной защиты, но часть больниц и по сей день испытывает нехватку оных. 

Взрывной рост заболевших в субъектах РФ при отсутствии должной помощи, возможно, объясняется ещё и тем, что медики из провинции рванули в Москву, где за «красную зону» по-прежнему хорошо платят. Регионы оголены. Знакомая рассказывала, как на вызов вместо настоящего врача пришёл негр, почти не говорящий по-русски. Выяснилось, что это студент местного вуза, приехавший из далекой африканской страны и брошенный на усиление, потому что больше никого не осталось.

«Глянул Мальчиш-Кибальчиш на улицу: пустая улица. И отцы ушли, и братья ушли — никого не осталось.

Только видит Мальчиш, что вышел из ворот один старый дед во сто лет. Хотел дед винтовку поднять, да такой он старый, что не поднимет. Хотел дед саблю нацепить, да такой он слабый, что не нацепит. Сел тогда дед на завалинку, опустил голову и заплакал…»

Почему-то захотелось привести цитату из сказки Гайдара про «Главную военную тайну». Хотя там вроде бы и не про пандемию, а про войну. Но особой разницы сегодня лично я уже не вижу — ведь даже перепрофилированные больницы стали именоваться госпиталями.

ГЕРОЯМ СТЫДНО НЕ БЫВАЕТ

«Потом вам будет стыдно. А если не будет, то стоит задуматься о выборе другой профессии», — увещевала будущих врачей министр здравоохранения Оренбургской области Татьяна Савинова. 

Ее недовольство было связано с тем, что выпускники меда, недавно призванные в больницы спасать людей, уволились оттуда, кто через несколько дней, кто — недель.

Только один привёл с собой пятнадцать волонтеров, готовых работать бесплатно, на него всем остальным и посоветовали равняться.

«Эти дети такие, какими их сделало государство. Они всё видят. Они понимают, что те, кто призывает их совершать подвиги, на самом деле экономят деньги на жизнях и здоровье граждан. И никто не может убедить их, что престиж профессии зависит от них. Не дураки же они», — прочитала я в интернете комментарий под этой новостью.

Что же видят сегодня молодые врачи по России в «красных зонах»?

• ненормированный труд за несопоставимые деньги и риски,

• лекарство не то, которое поможет больному, а то, которое внесено в протокол лечения, как гидроксихлорохин, как теперь выясняется, ставший причиной тяжёлых осложнений и летальных исходов.

• отсутствие элементарной физической защиты,

• психологическое давление начальников всех уровней,

• воровство из зарплатных денег,

• нарушение федеральных законов и трудовых прав.

«Уж лучше быть в списке уволенных, чем в списке памяти погибших медиков», — эмоционально прокомментировал ситуацию 43-летний Вадим К., реаниматолог.

Фото: Геннадий Черкасов

«Любой человек, не только врач, хочет быть нужным, хочет, чтобы его хвалили. Хочет гордиться собой. И дело не только в деньгах, — высказывает свою точку зрения 40-летний Тимур, хирург. — Да, подвиги совершают не ради премий и наград, но к нам, медперсоналу, отношение сейчас потребительское, я считаю. Как будто бы мы всем должны, а нам в ответ никто ничего не должен».

Увы, в эпоху коронавируса врачи перестают быть добрыми и жалостливыми,но к этому их вынуждает и отношение пациентов.

Жительницу Волгограда с высокой температурой и подозрением на пневмонию согласно маршрутизации отвезли в дальнюю больницу в соседний город. Там ей написали отказ в госпитализации. Пациентка попросила вернуть ее домой. К сожалению, это запрещено правилами.

Тем не менее фельдшер пожалела больную, позвонила диспетчеру в Волгоград, рассказала о сложившейся ситуации. Диспетчер отвезти пациентку назад не разрешила и назначила новый вызов бригаде. Тогда женщина упросила довезти её хотя бы до остановки, откуда могла бы вызвать такси.

… А наутро больная пожаловалась в инстанции, что Скорая бросила ее одну на тёмной дороге.

Фельдшеру выписали выговор, первый за 42 года работы, наказали материально. 

«Получается, что сама виновата. Я пожалела её и понесла за это ответственность», — признается женщина. «Больше такого не повторится.Буду всё выполнять, скажут оставить на месте больного — оставлю».

ДЕНЕГ НЕТ, НО ВЫ ЛЕЧИТЕ

В депрессию впали не только врачи, но и младший медперсонал, которому тоже сейчас  непросто. 

Вот что написала в сети безымянная санитарка, ее эмоциональный пост мгновенно разлетелся по ресурсам. Привожу его в сокращении.

«Уважаемые комитеты!

Хорошо сидеть по своим кабинетам! перекладывать бумажки из одного ящика в другой- со стола в портфель-сейф. На бумагах у вас все хорошо. А в реалии?

Вы денег хотите, а мы вкалываем за мизер.

Поликлиники по вашей вине работали на износ, начиная с регистраторов.

Регистраторы не получили и не получат дотацию за ковид-19. Уборщицы вообще интересное место. Я санитарка второго разряда, а в нашей поликлинике я — уборщица. Перевели, чтобы меньше платить. Нас таких восемь человек, Мы обрабатывали хлоркой воздух+стены+столы+полы аналит3%+ двери+ручки. Задыхались не только мы, но и пациенты. Но мы убирались. Думаете, за повышенную вредность нам заплатили? Нет! Я работала с отеком легких+отек квинке, то, что руки в трещинах+ожогах, это ерунда. Так нам еще привозили моющее средство второй категории опасности, и бутылки разъело. Перчатки мы сами покупаем, нам их поликлиника не заказывает. 

Для чего тогда вы, там, сидите наверху?»

«Вчера смотрела по телевизору, что в Москве постоянно требуются курьеры на доставку и их зарплата доходит до 40 тысяч. Я получаю примерно столько же. Так что вывод — работать в пандемию курьером», — шутит невесело медсестра Ольга, которая проживает в одном из областных центров.

Предполагаю, что подобная картина по большинству субъектов РФ.Единственное решение, которое почему-то невыполнимо, начать платить достойные деньги персоналу. В первую волну придумали хорошую идею – коронавирусные надбавки, которые в 3-3,5 раза увеличили выплаты работников из «красной зоны». Тогда многие предлагали сделать эти надбавки постоянными для всех врачей. Но после снятия ограничений обещания, как водится, забылись.

«Я бы не сказал, что у медиков летом было какое-то воодушевление или надежда на то, что отношение к ним изменится, все прекрасно понимали, что вскоре всех нас ждёт», — считает эксперт. 

Просто летом полагали, что осень никогда не настанет. И решать системные проблемы не придётся.

На днях сотрудники Калачеевской районной больницы Воронежской области записали видеообращение к губернатору Александру Гусеву и потребовали обеспечить их средствами индивидуальной защиты. В течение последних месяцев каждую неделю в приёмные дни и часы они пытались прорваться на приём к своему главному врачу с этим вопросом. Однако руководитель на контакт с коллективом так и не вышел. Пришлось прыгать через голову.

За полгода пандемии не изменилось ничего. Вместо того, чтобы спасать жизни больных, медики вынуждены биться головой об стену, спасая собственные. Они знают, что, если умрут, то в лучшем случае их фамилию занесут в народный список памяти. На сегодняшний день там уже без малого восемьсот человек.

Глядя на то, что творится, пока живые и здоровые, естественно, хотят махнуть на все рукой. Нормальная защитная реакция живого организма.

Отсюда, усталость. Неверие в то, что что-нибудь изменится. Нежелание жертвовать собой, да и просто выходить на работу.

Время врачей-героев закончилось. «И отцы ушли, и братья ушли…»

Источник

Теги: