«Пытают людей, насилуют кошек»: жуткие нравы московского СИЗО

Фото: Александр Корнющенко

В следственном кабинете СИЗО (сейчас встречи заключенных с членами ОНК происходят тут) перед правозащитниками сидит совсем юный, 2001 года рождения, арестант. Студент-второкурсник из благополучной семьи, учился на программиста, попал за решетку за наркотики. Признается, что сам употреблял, но сейчас не об этом.

Максим (назовем его так, а полные ФИО его и других фигурантов его истории мы передали ФСИН России) недавно был этапирован в «Бутырку» из «Пресненской пересылки».

Пресненская пересылка. Фото: FSIN-ATLAS.RU

Про то, что с ним происходило, уже может рассказывать относительно спокойно. Но еще недавно Максим был в жутком состоянии.

– Я попал в СИЗО № 3 в начале октября прошлого года, – рассказывает Максим.  –   Сначала был в карантинной камере, потом замначальника СИЗО Кемпель распределил меня в камеру № 253. 

Кроме меня в камере № 253 были еще трое. Фамилий я не знаю, но каждого могу описать в деталях. Один из них — уроженец Украины по имени Алексей, ему лет 45, «второход» (по закону запрещено содержать вместе впервые арестованных и рецидивистов — Авт.). Были еще таджик Фарух лет 25-27 и армянин 42-43 лет. Три дня они  меня не трогали. «Три дня ты гость», — говорили. А потом началось…

– Что именно «началось»?

– Лишали сна. Ночью будили ударами, заставляли гонять «дорогу» («гонять дороги» — значит, организовывать межкамерную связь — Авт.). Сопротивляться здоровым взрослым мужикам сложно. Мне говорили: «Мы все про тебя знаем. Закрывай вопрос по деньгам». 

– Что именно они про вас знали?

– Что  я обвиняюсь  по наркотической статье. Все, кто по ней, вроде как должны платить взнос на «воровское движение». Мне выставили счет в 500 тысяч. Они у меня вытащили из сумки постановление о заключении под стражу и сами все прочитали.   

Еще они каким-то образом выяснили, что во время задержания при мне был 11-ый айфон. «Телефон недешевый, значит, деньги найдешь».  Я отказывался давать телефонные номера моих родителей и девушки. Решил для себя, что ничего платить не буду. 

Вскоре в камеру занесли так называемый «разгонный» мобильный телефон.  На него позвонил смотрящий за корпусом по прозвищу Нурик из камеры 410. Он сказал, что у меня несколько дней, чтобы найти деньги. 

– Что было дальше?

– Деньги я не нашел. Меня били. В нашей камере видеонаблюдение, но есть слепые зоны.  Одна из таких около туалетной кабинки. Били обычно частью туалетной двери (оторвали оттуда палку). Старались попадать по ногам, чтобы на теле особенно синяков не оставалось и при телесном осмотре не было видно.  

Я пытался пожаловаться, пытаться попасть к врачу. Но на обходе прапорщик по имени Саммат рвал все мои заявления. У меня хронические заболевания (бронхиальная астма, например) от стресса обострились, нужна была помощь.

26 октября была предпринята первая попытка надругаться надо мной. 

– Как это было?

– Всю камеру вывели на помывку. В душевой на меня набросился Фарух… Я кричал, звал на помощь. Стены там толстые, сотрудники не слышали. В помывочной нет видеокамер. Но слава Богу, что на «баню» выделяется небольшое время. Так что двери открыли и я смог спастись. Через несколько дней была еще одна попытка изнасилования. Я уверен, что все это делалось с одной целью — чтобы я заплатил деньги. 

Мои жалобы и письма не доходили. Точнее, часть писем приходило к родным, но цензор зачеркивал все места, где было про происходящее со мной. На одно письмо обратили внимание психологи. Там было про то, что я не знаю — доживу ли.  Цензор это не вычеркнул, передал им. И это меня спасло. В итоге меня перевели в  камеру № 221 (определил  сотрудник в ранге капитана по фамилии Грач). 

– Там вас не били?

– Там происходил психологический прессинг. Со мной там сидели Кирилл («второход»), Антон и Ахмад. Проблемы начались после того, как на следующий день после переселения в камеру позвонил «положенец» СИЗО по имени Самвел. 

– Что значит «позвонил в камеру»?

– Там был телефон. Так вот после этого ко мне начались претензии. Стали цепляться за все. Меня  поставили «на тряпку».  Ежедневно я должен был трижды убирать в камерах и стирать всем сокамерникам все их личные  вещи. 

– И все это, чтобы вы наконец заплатили за жизнь в других условиях?

– Да. Каждый день говорили: «Ну, сегодня ты придумал, где деньги брать?» Я для себя решил, что не дам им телефонов родителей, что бы ни случилось со мной.  С каждым днем становилось все хуже. Готовилась моя  встреча со «смотрящим» Самвелом. Говорили: «Ты тут всему «воровскому» мешаешь». Меня спасли снова психологи и психиатры. Благодаря  им  меня экстренно в 23.00  вывезли в «Бутырку». 

Сейчас я себя чувствую в относительной безопасности. Из травм только гематомы на ногах остались. В этой истории есть позитивное.

– И что?   

– Появилась некая ненависть к наркотикам, которые меня привели за решётку и из-за которых я попал в эту жуткую ситуацию.

«При мне насиловали кошек»

Эту историю можно было бы поставить под сомнение, если бы она не была как две капли воды похожа на ту, что мы уже рассказывали. Только криминальные персонажи там фигурировали другие.

Фото: Геннадий Черкасов

Напомню, что водолаз-спасатель Андрей Беленин, задержанный 31 января 2019 года за контрабанду наркотиков, рассказал «МК» про то, как с него вымогали деньги в СИЗО №3 (статья «Организованная преступная изоляция» была опубликована в газете «Московский комсомолец» от 1 июня 2020). Пытать и мучить его в камере перестали только после того, как родные перечислили 500 тысяч рублей. Он и еще один арестант, бизнесмен по фамилии Кучеров (тоже заплатил 500 тысяч рублей)  не побоялись в итоге подать заявление в полицию. 

СИЗО №3. Фото: SIN-ATLAS.RU

Следственный отдел ОМВД по району Хорошево-Мневники возбудил уголовное дело в отношении Шамилова и неустановленных лиц по признакам статьи 163 «вымогательство».

Ахабег Шамилов — ранее судимый квартирный вор-форточник, который представлялся в СИЗО «положенцем». Но не он один организовал преступную схему выбивания денег путем истязаний и угроз. Был там еще «смотрящий» Алик и другие. Беленин назвал номера карт, куда переводились деньги, фамилии других потерпевших и т.д. 

Водолаз сообщил нам тогда, что уголовники не могли бы действовать без помощи сотрудников СИЗО (в конце концов само решение о помещении его в камеру к рецидивистам-вымогателям принимали они). Называл в письме мне, как члену ОНК, в числе прочих фамилию заместителя начальника СИЗО № 3 Кемпеля.  

Мы просили провести служебную проверку УФСИН, но до сих пор о ее результатах нам так ничего и не сообщили, несмотря на публикации в СМИ. Не знаем также, была ли она вообще. Известно лишь, что ни Кемпель, ни другие не были никак наказаны, а сам СИЗО №3 по итогам года занял первое место в рейтинге следственных изоляторов Москвы.

А что же следствие? — спросите вы.  Оно шло весьма нерасторопно.  В итоге уголовное преследование в отношении Шамилова было прекращено 12  декабря 2020 года. А  14 декабря  следователь по особо важным делам  СУ по СЗАО ГСУ по Москве Якубов вынес постановление о приостановлении предварительного следствия  по этому делу в целом.  14 января 2021 года заместитель прокурора СЗАО его отменил.  Есть шансы, что  виновные все-таки предстанут перед судом. 

– СК все сваливает на МВД (якобы плохо вели следствие), — говорит адвокат Беленина. –  Но, может, сейчас они все-таки качественно соберут доказательства, опросят всех потерпевших, в том числе новых?  И все же мне кажется, что перспективы туманны без политической воли. 

По СИЗО прошел «воровской прогон» с этой фотографией водолаза-спасателя Беленина. Сейчас он опасается за свою жизнь.

Фото: Из личного архива

А что сейчас с Белениным, на которого криминалитет объявил войну на следующий день после того, как тот отважился написать заявлении в полицию?

Андрей сидит в камере-одиночке по причине безопасности.

– После публикации в газете прошли «прогоны», – говорит он, – с требованием «при встрече с данным лицом поступить соответствующим образом». Сидеть одному сложно, но я сам понимаю, что любому сокамернику придется не просто. К нему найдут подход и спросят с него — почему не наказал Беленина? Мне передают обещания от криминалитета, что убьют на этапе или сразу по прибытию в колонию. К моим родственникам приезжали люди якобы от Шамилова, угрожали. 

– Это вы рассказывали еще весной.

– Да, забыл уже. Шамилов на свободе и, как я понимаю, теперь даже может рассчитывать на реабилитацию за привлечение его по делу о вымогательстве с меня.

– Дело возобновлено, не спешите.  

– В любом случае получается, что никакой защиты для тех, кто осмелился рассказать об издевательствах и вымогательстве в СИЗО, нет. Даже сюда, на спецкорпус «Бутырки», ко мне  в прошлом году приходили «малявы»: «Отсиживаешься, не хочешь платить».  Я ведь, как вы знаете (и как следствие знает) полмиллиона  выплатил, но  им, похоже, мало и это не закончится никогда.  И они всегда прикрывались именем Шакро (Захарий Калашов, осужден по делу о перестрелке на Рочдельской — Авт.). 

Считаю, что в реальности эти люди не имеют никакого отношения к традиционному криминальному миру (мы нигде не нашли информации, кто и как назначал «положенцев» и «смотрящих» по СИЗО №3 — Авт.).

Я до сих пор не могу прийти в себя после того, что произошло в СИЗО №3. 37 дней, проведенные там, повлияли на меня так, будто я пережил войну. Знаете, какую дикую боль чувствует человек, когда одновременно с двух сторон в уши засовывают ватные палочки и давят на барабанные перепонки?! Любой будет готов отписать квартиру и вообще все, что угодно, только бы это закончилось. 

После СИЗО № 3 у меня диагностирование «расстройство личности». Это связано в том числе с историями про кошек.

– Что еще за история?

– При мне насиловали кошек, которых затягивали в камеру через окно на петле. В ушах стоят агонистические крики несчастных животных. Понятно, что в нормальном состоянии этого сделать нельзя. Делали это «обдолбанные» наркотиками арестанты. И что получается, они ведь считали тех, кто попадает по 228 не людьми, а сами прямо в СИЗО употребляли При мне «положенцу» протягивали наркоту сами сотрудники (ФИО в распоряжении автора).  

Эта публикация — мера вынужденная. Ибо если Максиму, и Беленину пока ничего не угрожает, то этого не скажешь про остальных сидельцев  СИЗО №3. Что, если каждый день там вот так же кого-то мучают? И что за всесильные покровители у тех сотрудников, которые, не исключено, принимают участие в преступной схеме?  А по крайней мере они не могут не знать, что творится в камерах.  

P.S. Во время подготовки публикации стало известно, что ФСИН России инициировало служебную проверку в СИЗО №3.

Источник