«Мишустин поспорил с Кудриным»

Премьер Михаил Мишустин, выступая на Консультативном совете по иностранным инвестициям (КСИИ) перед главами зарубежных компаний, реализующих крупные проекты в России, рассказал об усилиях властей по улучшению инвестклимата и сделал вывод: «Правительство постоянно работает над повышением инвестиционной привлекательности российской юрисдикции. Мы хотим, чтобы иностранным компаниям было комфортно и выгодно развивать бизнес в нашей стране». Буквально на следующий день Счетная палата опубликовала отчет, из которого следует, что за 8 месяцев этого года на подпрограмму «Инвестиционный климат» было израсходовано всего 11,9% средств, запланированных на год. Так как же следует оценить работу правительства по улучшению инвестклимата?

Фото: Наталия Губернаторова

Хлеб Счетной палаты — контроль над деятельностью правительства по использованию госденег, так что очередная порция критики с ее стороны — рутина. Специфика, правда, налицо. До поры создавалось впечатление, что острота этой критики несколько притупилась со сменой премьера. Известно, что у Кудрина и прежнего премьера Дмитрия Медведева давние счеты. Но теперь достается и Мишустину. Но главное, однако, в том, что критика Счетной палаты прозвучала в момент, когда в воздухе, что называется, еще не растаяли рекламные «пожелания» премьера по привлечению иностранных инвестиций на основе усилий правительства по улучшению того самого инвестклимата. Конфуз.

Но это цветочки. Настоящий конфуз в том, что иностранные инвестиции сегодня скорее бегут из России, чем приходят сюда. Есть ошеломляющие данные ЦБ, по которым в первом квартале 2020 года по сравнению с четвертым кварталом 2019 года приток прямых иностранных инвестиций в Россию упал в 22 раза, а по сравнению с первым кварталом 2019 года — и вовсе в 52 раза.

В таком развитии событий в первую очередь виновата, конечно, геополитика, отток капиталов из России начался с 2014 года, после «крымской весны» и начала конфликта на востоке Украины. В 2016 году абсолютное сокращение прямых иностранных инвестиций остановилось, но их рост, если и есть, то минимальный. Геополитика геополитикой, но что этой тенденции противопоставило правительство?

С одной стороны, создан новый механизм — законодательно закреплены соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), предоставляющие значительные льготы частным инвесторам, включая иностранных (при одобрении их проектов, если этого требует закон, со стороны правительственной комиссии). С другой стороны — судя по докладу компании EY, традиционно обобщившему к очередному заседанию КСИИ «боли» иностранных инвесторов, этот механизм пока остается бумажным, так как ряд претензий иностранных инвесторов (нестабильность законодательства, отсутствие необходимых переходных периодов и т.п.) снимается при заключении СЗПК. Значит, правительству следует активнее распространить новый механизм на иностранных инвесторов. И это вряд ли капиталоемкое мероприятие.

Но есть претензии и помимо СЗПК, причем с уже давно седыми бородами. Они в равной мере относятся и к отечественным, и к иностранным предпринимателям — это, например, защита прав интеллектуальной собственности, как и собственности в целом. Здесь, как это лишний раз подтвердило заседание КСИИ, принципиального прорыва как не было, так и нет. Попытка найти паллиативные решения за счет создания льготных режимов, отличающихся от национального (сначала эти поиски велись в рамках создания особых экономических зон, теперь в роли козырного туза выступают соглашения о защите и поощрении капиталовложений), по сути, лишь подчеркивают, что российский инвестиционный климат остается враждебным для частной предпринимательской инициативы.

И проблема, увы, вряд ли будет решена. Даже если правительство, вняв замечаниям Счетной палаты, целевым образом израсходует все средства, заложенные в подпрограмму «Инвестиционный климат».

Источник