Минтранс не нашел денег на ликвидацию «кладбища кораблей» у Магадана

Минтранс не нашел средства на утилизацию двух десятков судов, затопленных в бухте Охотского моря, на берегу которой стоит Магадан. Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила региональным властям привлечь к их подъему сборщиков лома

Бухте Нагаева

(Фото: Евгений Пиманов / Wikimedia Commons)

Министерство транспорта сообщило об отсутствии источников финансирования на мероприятия по подъему и утилизации судов, затонувших в бухте Нагаева в Магаданской области, следует из протокола по итогам совещания 26 октября у вице-премьера Виктории Абрамченко, которая курирует в правительстве экологию. У РБК есть копия протокола, его подлинность подтвердила представитель Абрамченко. РБК направил запрос в пресс-службу Минтранса.

В этой бухте Охотского моря, на восточном побережье которой расположен Магадан, выявлено 21 затонувшее судно: пять из них принадлежат Минобороны, четыре — Росимуществу, остальные не имеют собственника или он неизвестен. Проблема с брошенными кораблями не решается уже много лет: еще в 2014 году президент Владимир Путин поручал утилизировать затопленные суда в акватории бухты Нагаева. Они мешают безопасному судоходству и создают экологические риски — в частности, являются источниками периодических утечек топлива. Например, в августе 2018 года в бухте было обнаружено нефтяное пятно площадью 250 кв. м.

Новое поручение решить проблему с затопленными судами дал в августе 2020 года премьер-министр Михаил Мишустин по итогам поездки на Дальний Восток. Оно касается не только бухты Нагаева, а всех судов, затонувших в акваториях Дальневосточного федерального округа. Всего там обнаружено 580 затопленных кораблей, 235 из которых необходимо поднять и утилизировать в первую очередь. Минтрансу, Минфину и другим профильным ведомствам (Минприроды, Минобороны и Росимущество), а также «Роскосмосу» поручено разработать план мероприятий по подъему и утилизации затонувших на Дальнем Востоке судов, в том числе бесхозяйных. К 30 сентября ведомства также должны были определить источники финансирования таких работ и сроки их исполнения.

За чей счет планируется поднимать суда

Поручение Мишустина пока не выполнено, следует из протокола совещания у Абрамченко. С точки зрения Гражданского кодекса заброшенные корабли — это недвижимое имущество. «Поэтому требуется отыскать собственников и заставить их эту недвижимость поднять и утилизировать или переработать каким-то иным способом», — объясняла вице-премьер в интервью РБК в конце сентября. Но собственников таких кораблей не всегда удается найти или они оказываются банкротами, в этом случае включается механизм признания имущества бесхозяйным и установления права муниципальной собственности на него через суд. «Публичный собственник в лице, например, Росимущества тоже не знает, что с этими кораблями делать. Муниципалитеты самостоятельно с такой задачей не справятся», — добавляла вице-премьер.

www.adv.rbc.ru

Вице-премьер Абрамченко — РБК: «Было мнение, что нам не хватит макарон»

Бизнес

Абрамченко поручила Минтрансу подготовить предложения об исключении из реестра затонувших в бухте Нагаева судов для прекращения их правового статуса в качестве недвижимого имущества, говорится в протоколе совещания. Это позволит их считать металлоломом. Она поручила Минфину и Минприроды проработать вопрос финансирования подъема и утилизации затонувших судов за счет доходов от сдачи их на переработку, а правительству Магаданской области — привлечь к этому частные компании, следует из документа. Такое поручение прорабатывается, сообщили в пресс-службе Минфина. Представитель Минприроды перенаправил запрос в Минтранс. РБК направил запросы в Минобороны, Росимущество и «Роскосмос».

В правительстве Магаданской области РБК сообщили, что властями предпринят ряд подготовительных мероприятий для подъема кораблей. Они получили предложение от некоммерческой организации «Фонд полярных исследований», которую возглавляет специальный представитель президента по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров. Об этом правительство Магаданской области сообщило в письме, направленном Абрамченко 2 ноября. Кроме того, в правительстве «получили информацию о стоимости закупки лома черных и цветных металлов от магаданских компаний «Металлком» и «Магаданчермет», а также о стоимости проведения обследования одного затонувшего судна от московской «МИК-СЕРВИС».

Директор ассоциации ломосборщиков «Руслом.ком» Виктор Ковшевный сообщил РБК, что к ассоциации обратились дальневосточные ломосборщики около трех недель назад по поводу этих затонувших судов. «Мы готовим с ними программу, собираем сейчас информацию с разных сторон. Еще рано говорить о результатах. Все корабли в разном состоянии, некоторые с нефтепродуктами», — пояснил он. Представитель крупной ломосборочной компании «Транслом» сообщил, что компания рассмотрела бы участие в утилизации кораблей, но ее к обсуждению пока не привлекали.

Во сколько обойдется утилизация

За подъем затонувших близ Магадана четырех судов, принадлежащих Росимуществу, готово взяться правительство Магаданской области, если ведомство передаст их области, с этим согласно Росимущество, говорится в протоколе по итогам совещания у Абрамченко. Одно из этих судов — «Фиш Карриер «Малли» — еще в 2018 году Росимущество обязала утилизировать Магаданская транспортная прокуратура, посчитавшая, что оно представляет опасность для судоходства и может нанести экологический вред акватории. По оценке заместителя руководителя Росимущества Евгения Гаврилина, который участвовал в совещании, подъем «Малли» обойдется в 10,5 млн руб. Стоимость подъема остальных кораблей в протоколе не указана.

Власти придумали схему ликвидации «кладбищ» кораблей

Бизнес

Абрамченко в интервью РБК говорила, что Росимущество оценивает утилизацию одного затонувшего корабля в 5 млн руб. Но другие ведомства называют «просто какие-то чудовищные суммы» — по несколько сотен миллионов рублей, отмечала она.

Вице-премьер считает необходимым подготовить изменения в законодательство, чтобы собственникам «впредь было неповадно затапливать корабль и считать это нормальной утилизацией», создавая «кладбища кораблей». Владельцы уже затопленных судов «должны возмещать ущерб или сами их поднимать и утилизировать», сказала она, предложив также внести поправку в Кодекс торгового мореплавания, чтобы с момента исключения судна из реестра его считали «грудой металлолома», а не недвижимостью.

Источник