Как иностранные пенсионные фонды зарабатывают деньги для стариков

Невысокие пенсии в России – это вечный повод для критики в адрес властей. По уровню качества жизни пенсионеров наша страна находится в хвосте группы развитых стран, и в последние десять лет только ухудшает позиции. Из-за запутанной системы расчета пенсии, при ее назначении большинство ушедших на заслуженный отдых так и не понимают до конца, почему размер их выплат именно такой. В пенсионных системах, которые в мире считают эталонами, пенсионное обеспечение – результат инвестирования взносов работников. Рассказываем, как зарабатывают пенсионные фонды в других странах и возможен ли в России «пенсионный бизнес».

Фото: pixabay.com

Пенсионная индустрия

В развитых странах пенсионные фонды не просто аккумулируют взносы «на старость» от работников, но заставляют эти деньги работать на будущих пенсионеров. Это огромный по финансовым объемам бизнес, задача которого – инвестировать деньги из определенного источника на определенные цели – от будущих пенсионеров на выплаты им в старости. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) проводила исследование о том, как и куда инвестируют деньги пенсионные фонды в странах организации. Выяснилось, что лидерами по объемам инвестирования стали США, Великобритания и Австралия. При этом основными направлениями инвестиций оказались акции компаний, недвижимость, векселя и облигации госорганов, частные облигации, займы, банковские вклады. Законодательства разных стран могут устанавливать ограничения на какие-то виды инвестиций или наоборот обязывать осуществлять определенные инвестиции в определенном объеме. Например, правительство Польши запретило Пенсионному фонду страны инвестировать в гособлигации и обязало вкладывать большую часть активов в акции. Схема сработала: в 2016 году Польша показала самую высокую доходность от инвестиций пенсионного фонда – 8,3%.

Такие пенсионные фонды-инвесторы могут быть государственными или частными. При этом они могут работать и в рамках солидарной пенсионной системы, и в рамках накопительной. Например, в США всего чуть больше 10% активов пенсионной системы управляется государством (они относится к солидарным схемам). Между тем, общий объем активов пенсионной системы на 20% превышает ВВП первой экономики мира.

«Большинство пенсионных фондов, зарабатывающих на пенсионных деньгах, частные. Просто потому, что в развитых экономиках бизнес старается не подпускать к длинным деньгам государство, а государство в таких странах не рвется к пенсионным деньгам, чтобы не брать на себя лишнюю ответственность и ограничивается гарантией минимальной пенсии», — рассказывает научный руководитель Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Впрочем, есть страны, в которых государственные фонды тоже участвуют в «пенсионном бизнесе». Например, Пенсионный Фонд Норвегии пополняется за счет нефтяных сверхдоходов, а государство инвестирует эти деньги в недвижимость и фондовый рынок по всему миру. «В США в накопительных системах участвуют как государственные, так и частные пенсионные фонды. Крупнейшим является Пенсионный фонд штата Калифорния, но там есть и Общая федеральная пенсионная программа, которая работает как наш ПФР. В Эквадоре есть дополнительные пенсионные фонды, которые примыкают к государственному  пенсионному фонду IESS», — приводит примеры эксперт.

Пенсия по-американски: оружие, тюрьмы и российские акции

Остановимся поподробнее на пенсионных фондах США. Вышеупомянутый Калифорнийский пенсионный фонд (CalPERS) – это гигант пенсионной индустрии США, которому ежемесячно перечисляют деньги почти 2 млн служащих самого богатого штата. Фонд управляет активами в размере более $350 млрд и конкурирует с крупнейшими финансовыми корпорациями. Периодически CalPERS серьезно критикуют за вложения в рисковые активы. В 2018 году фонд критиковали за то, что он вложил $1,1 млрд в «токсичные российские бумаги», в частности акции подсанкционных компаний и гособлигации. Но за счет своей рискованности у них была высокая доходность.

Большой популярностью у будущих пенсионеров в Америке пользуются так называемые пенсионные планы – 401K. Свое название план получил по номер статьи Налогового кодекса США. На этот счет деньги могут перечислять и работник, и работодатель. При этом владелец счета – будущий пенсионер — имеет право выбирать, куда будут инвестированы и в каких пропорциях его пенсионные деньги. Выбор лежит между инструментами с гарантированной доходностью, в частности, акциями и облигациями.

Сами же деньги, которые перечисляются на пенсионные счета, передаются в управление профессиональным инвестиционным компаниям-гигантам — The Vanguard, BlackRock, Fidelity, State Street Global Advisors и другим. Таким образом, непосредственно зарабатыванием денег для будущих пенсионеров занимаются инвестиционные компании, но «поставщиком» активов являются пенсионные фонды.

Эти финансовые гиганты управляют миллиардами пенсионных денег американцев. С такими ресурсами они могут скупать огромные объемы акций и облигаций не только американских компаний, но и иностранных фирм. При этом сами инвестфонды могут быть совладельцами бизнесов — начиная от банков и заканчивая производителями оружия. Да, деньги пенсионеров они могут направлять и в такие компании тоже. Так, одним из эмитентов пенсионных денег была компания Raytheon Inc, которая производит крылатые ракеты семейства «Томагавк». Или другая компания – производитель самолетов-истребителей Lockheed Martin. Акции этих компаний проносили пенсионерам дивидендную доходность в 2-3% в год: для Америки – очень хороший показатель.

Впрочем, компании-продавцы оружия – не самое прибыльное вложение, особенно по сравнению с инвестициями в частные тюрьмы. Управляющие пенсионными деньгами вкладывались в компанию Geo Group Inc — публичный фонд недвижимости, инвестирующий в частные тюрьмы и психиатрические учреждения по всему миру. Одна акция компании приносила 8% дивидендных выплат. Тюрьмы в западных странах – это доходное место, ведь за содержание каждого заключенного платит государство.

Примечательно, что премудростям пенсионного бизнеса у Америки решил научиться наш сосед Казахстан. В 2013 году в стране прошла очередная пенсионная реформа, в результате которой появился Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ). Он объединил все существовавшие на тот момент пенсионные фонды в стране, а его учредителем и акционером стало правительство Казахстана. Задача фонда – вкладывать средства будущих пенсионеров в доходные инструменты. Получается не всегда успешно: как пишут местные СМИ, пенсионные деньги и растрачивают, и вкладывают в государственные бумаги с доходностью ниже инфляции, и дают взаймы сомнительным зарубежным банкам. ЕНПФ даже вложил средства пенсионеров в строительство газопровода до Астаны. Предполагается, что вложения в газопровод окупятся, и это принесет пенсионерам доход. Из бюджета фонда финансировали и дефицит бюджета страны, что тоже совсем не обрадовало вкладчиков.

Деятельностью казахского ЕНПФ не довольна не только местная общественность. Международный валютный фонд (МВФ) провел анализ пенсионной системы страны и сделал вывод, что объединение частных пенсионных фондов в один государственный привело к отсутствию конкуренции между ними. МВФ также указал, что деятельность фонда наносит ущерб интересам вкладчиков.

В Казахстане идут разговоры о передаче пенсионных денег в управление частным иностранным компаниям. Небольшая часть средств – 80 млрд тенге в порядке эксперимента передана в управление инвестиционной компании из Лондона Aviva Investors. Пока итоги эксперимента подводить рано.

На пути к пенсионному бизнесу

«Любые пенсионные фонды могут зарабатывать инвестициями, ведь деньги, поступающие от будущих пенсионеров, будут востребованы не скоро. Все это время они могут работать на вкладчика. Однако в солидарной пенсионной системе инвестировать можно только излишки, вот только появляются они, если уже что-то удалось вложить. Получается замкнутый круг. Вывод — для пенсионных накоплений солидарная система не очень пригодна», — говорит Дмитрий Журавлев.

Может ли наш ПФР начать зарабатывать деньги пенсионерам? «Может. Более того, только в этом случае на выходе нашей пенсионной системы денег будет больше, чем на входе. Однако на практике возникает ряд угроз. Нужно найти надежные инструменты инвестирования с гарантированным доходом, защитить накопления от воровства и мошенничества, которые расцветут пышным цветом, только переведи пенсии на коммерческие принципы. Кроме того, инвестиции — это риск. Минимальная социальная пенсия должна быть гарантирована, следовательно, часть средств предается держать в низкорисковых, низкодоходных инструментах: хватит ли в этом случае денег на доходные инвестиции?», — рассуждает эксперт. При этом он не видит будущего пенсионной системы без накопительной компоненты: «Без пенсионных инвестиций мы нормальную пенсию платить не сможем. Поэтому у ПФР нет иного выбора, кроме как заняться пенсионным бизнесом».

Само собой, все мы хотим получать достойные пенсии, что может обеспечить только эффективная накопительная система. В России с пенсионными накоплениями не заладилось: они заморожены с 2014 года, а правительство уже пять лет не может придумать замену старой накопительной системе. Кроме того, сейчас идут разговоры о реформировании самого ПФР и объединении с другими социальными фондами.

«Отрицательный опыт накопительной системы, непрозрачность расчета страховых пенсий «по баллам» породили недоверие граждан как к государственному пенсионному фонду, так и к негосударственным фондам, — полагает заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РЭУ имени Плеханова Руслан Абрамов, — Уже мало кто верит, что государство сможет качественно реформировать пенсионную систему, чтобы будущий пенсионер получал достойные выплаты. Объединят социальные фонды или нет, но новому Пенсионному фонду придется научиться зарабатывать деньги за счет длинных, долгосрочных вложений и завоевать доверие вкладчиков».

Читайте также: Как диванные инвесторы разорили акул Уолл-стрит

Источник